"ЕДУ Я НА РОДИНУ..." Пункт 7. Остановка "Кладбище". Конечная.

Когда я приезжаю в Днепропетровск, обязательно хожу на Сурско-Литовское кладбище. 
Там шесть могил.
Похоронены парами: дед Иван Бредун и бабушка Фрося, бабушка Шура и дед Левко, мама и папа.

До кладбища можно ехать «через город», на маршрутке и потом на автобусе, а можно на электричке, всего две остановки от дома мачехи. 

Электричка идет в восемь пятнадцать утра, поэтому мы с малышом ночуем у мачехи и я оставляю его на полдня с ней. 
По моему глубокому убеждению, кладбище не место для ребенка. 
Лет до тринадцати. А лучше - до тридцати.

Утром приходит Лариса и мы идем вниз, в балку, к железной дороге, где остатки сырых кирпичных стен станции, и я даже помню, что раньше здесь было окошко, в котором продавали билеты. 
Окошка и навеса от дождя давно нет, билеты продает проводница, а про электричку говорят – идет на «вечные дачи». 
Там справа – кладбище, а слева – дачная нарезка, и про умерших шутят – «отправился на дачу, насовсем».

Электричка стоит две минуты. Тетки с кошелками, старики с брезентовыми рюкзаками, девушки в босоножках -мальницах, - все устремляются в дверям, и лезут друг перед другом, толкаясь и поругиваясь, на высокие железные ступеньки, так неудобно высокие, что стариков приходится подсаживать сзади.

- Та ты мэни счас тапок знимыш!
- Та забырай свий тапок, вин мэни не нужен!
- Так виддай! Ты ж на нього наступыв!
И все в таком духе.

Мы с сестрой стоим в тамбуре электрички, нам скоро выходить.
- А вы не знаете, во сколько идет обратная? – спрашивает сестра проводницу.
- В семь вечера.
- А вроде есть еще одна, часов в двенадцать дня?
- Не знаю, спросите у людей.

- Вы не знаете, когда идет дневная электричка? – спрашиваю я у деда в картузе, что стоит рядом с нами.
Дед показывает знаками, что глухой, разводит руками.

В немытом окне мелькает малая родина, стучат и подрагивают железные колеса.
У кладбища-дач слезает много народу.
Перрона нет, старухи ойкают, прыгают с высоких ступенек, прижимая к грудям узлы и сумки.

Проводница выглядывает из вагона и кричит вперед, по ходу электрички:
- Оля! Когда идет обратная днем? 
- Не знаю! – кричит Оля из предыдущего вагона, высунувшись в мир, и держась за железную ручку.

Старухи, спрыгнувшие с нами, начинают суетиться, кричать и решать, когда, предположительно, нам стоит подходить к станции, чтоб ехать обратно. Их, надо заметить, никто не спрашивал.

На самом деле, я такое участие не люблю. Оно сродни вмешательству в личные дела. Спрашивают – нужно отвечать, а не спрашивают – не лезь. 
Однако ж, это мое мнение, и оно, я не исключаю, не верное.

Проводница исчезает в вагоне, а когда электричка уже трогается, появляется вновь и кричит нам, стараясь перекричать нарастающий шум колес:
- В час сорок! Обратная – в час сорок!
- Спасибо! – кричим мы в ответ.
- Вот какая милая, - говорит сестра, - сама спросила у пассажиров и сказала нам.
Гм... На самом деле, да. Спасибо ей. 
Вот и решай, что лучше - непрошенная, но нужная помощь или прайвеси? Что все-таки лучше? 
Хотя, вероятно, так ставить вопрос - некорректно.
***
На Сурско-Литовском давно не хоронят, только «подселяют», выражаясь народным языком. 

Кладбище все в зарослях. Высокие деревья, пушистые кусты, бурьян по грудь.

Ухоженных могил очень мало, все больше осевшая земля, покосившиеся кресты да памятники, ржавые оградки...

Ближе все могилы бабушки Шуры и деда Левка, родителей мамы. 
Она крайняя от дорожки. 
Скромные серые надгробия, между могилок – утрамбованы камешки, чтоб не рос сорняк. 
Этой весной сестра со старшей дочерью покрасили и ограду, и памятники, поэтому могила выгодно отличается от «соседей». Ухожена.
У бабулиного памятника два пластмассовых цветочка. Приходила тетя Люда, бабушкина племянница.

Мы молча стоим, потом молча рвем редкий сорняк. 
- Это астра? – уточняю я.
- Нет, это лебеда, - отвечает Лариса.
- А я уж путаюсь... А вот эту травку мы называли рыбки, когда играли с Таней в детстве в магазин...
- Это не рыбки, это тысячелистник, - грустно улыбается сестра.
- Вот он, оказывается, какой... 
- Опять виничча опять полезло...
- Да. Ларис, не рви его, оно на дедовой стороне...

Виничча – это такой сорняк, он крайне неприхотлив и растет высокими крепкими волнами, из него делают садовые веники. В бабулином дворе его росло очень много, и бабуля как могла боролась, а дед всегда просил немного оставить, не изводить все, под корень. По осени он делал из виничча метлу с высокой деревянной ручкой и мел бетонные дорожки вокруг дома.

В тот год, что дед умер, виничча взошло особенно много, и бабуля, прорывая грядки, оставила небольшой островок в углу. 
- Хай воно буде, як вин хотив, - вздохнула.

На дедовой могиле каждый год всходит и растет, качаясь на ветру жесткое зеленое виничча, занесенное, видимо, по дедовой же воле, шальным ветром на Сурско-Литовское кладбище...

Мы стоит у могил, молча смотрим. Сестра курит. На глазах у нее блестят слезы.
- Пойдем, - вздыхает она, - зайдем по пути к Саше.

***
Саша – друг Ларисыного мужа. Они вдвоем были из Днепропетровска, курсанты ЧВВАУЛ – Черниговского высшего военного авиационного училища летчиков. Саша погиб много лет назад, разбился выполняя тренировочный полет.

«Всю жизнь не можем примириться с тем, что люди умирают- не в постели. Не долюбив, не дописав поэм, Не долечив, не долетев до цели…» - написано у его надгробья.

- Пока была жива его мать, здесь всегда стояли живые цветы, - говорит Лариса, складывая бордовые розы к памятнику.
Сейчас рядом с Сашиной – могила его матери. Она умерла в 2001, Саша – в 1984.

- Здесь были две вазы, в форме половинок разорвавшейся гильзы. Куда делись? Витя говорит, что забрали на цветной металлолом… Скоты. Разве ж можно… С могилы…
Лариса протерла рукой пыль с бронзового профиля – молодой мужчина в летном шлеме смотрел пустыми глазами вдаль, где за могилами и деревьями, не видно горизонта...

***
Могилы родителей в глубине. К ним нужно пробираться между заброшенных безымяных. Ухоженные только наши две, да старичков справа. 

А сзади – в одной ограде четыре могилы в ряд. Три женщины разных возрастов и молодой парень двадцати лет...

- Эту женщину хоронили в один день с мамой, - говорит Лариса. - Ей было тоже чуть больше сорока. Говорили сын в армии, не смог приехать. Похоже, что из армии он и не вернулся вовсе. А хоронила ту женщину сестра. Теперь ее могила рядом. И еще кто-то... Наверное, их мать...

***
Что такое жизнь человеческая? Зачем дадена и почто забирается не вовремя, не в срок, ни за для чего... 

Нет у меня покоя на сердце и согласия с Богом, когда я стою у могилы своей матери. 
Да и отца тоже. 64 года, не 43, но все же...
И, может быть, его уход был более логичен, как не кощунственно звучит, более понятен и обусловлен объективно. 
Он болел. До конца дней своих так и не бросил курить, хотя на этом настаивали врачи. Легкие. Рак.
И все же...
Зачем? И почему не дается детям и внукам жизнь и счастье тех, кто не успел, не закончил... И должны ли те, кто остался, вдвойне и больше...

***
Могилы деда Ивана и бабушки Фроси ни я, ни Лариса не найдем. Надо узнавать в административном кладбищенском домике, там все «жильцы» по описи, ориентир – год смерти, место – номер участка и могилы.

Так случилось, что к могиле деда Ивана ходит только моя мачеха. Ее мать похоронена недалеко, и мачеха всегда заходит к этим, совсем чужим для нее людям, убирает могилы и грустно стоит у ограды – поминает...

***
Обратно мы ехали «через город».

Шли до автобуса-каракатицы по центральной аллеи, в конце которой скорбные стелы и возвышение для гробов – здесь читают последние речи над умершими, перед тем как проститься навсегда.

В детстве эта аллея казалась мне очень длинной.
В этом году мы прошли ее минут за семь.
Увы, надо признать, что с возрастом аллея на кладбища стала казаться значительно короче.

***
Я знаю, что жизнь человека конечна. Я знаю, что не буду похоронена здесь. Я вообще не хочу быть похоронена. Я хочу, чтоб прах мой был развеян над океаном, в каком-нибудь красивом месте, где тепло и солнечно, где горы и кипарисы, и чтоб никто не плакал и если грустил, то совсем чуть-чуть. 
Потому что ничего нет, кроме человеческой памяти.
А кладбища – мертвые города, - это заброшенная скорбь, оброненная и подчас забытая. 
И я не хочу ее множить.
Честное слово. 
***

И на этом, о грустном – довольно. 


Разместить в ЖЖ ДАть свою заметку
Отношения и интим Отношения и интим Юмор и Развлечения
КТО В ПЕЩЕРЕ ХОЗЯИН
Времена мамонтов и каменных топоров, казалось бы, давно канули в Лету. Однако когда сталкиваешься с поведением представителей сильного пола и начинае... Читать >>
ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНA НА ЗАКАЗ. ДОСТАВКА БЕСПЛАТНО.
Моя университетская подруга Ира умела договариваться с мирозданием. И так это у нее ловко получалось, нам всем оставалось только завидовать. Бывало, ... Читать >>
ИДЕИ ДЛЯ ПОДАРКОВ "ЛЮБИМОЙ" ТЕЩЕ, "ХОРОШЕМУ" НАЧАЛЬНИКУ, "ДОБРОЙ" ПОДРУГЕ
Лет тридцать назад, накануне международного женского праздника мне была нанесена психологическая травма. Подарком. Забегая вперед, скажу, что она был... Читать >>
Авторство и книги Авторство и книги Авторство и книги
ЧИК-ЧИРИК ПРЕВРАЩЕНИЯ
Рецензия на книгу Валерия Медведева "Баранкин, будь человеком!" Самовар, 2009... Читать >>
ЗАЮШКИНА ИЗБУШКА НАКАНУНЕ НОВОГО ГОДА
сказка о том, как Лиса хотела Зайцу и его семье новый год испортить... Читать >>
КАРТА ДЛЯ ДЕДА МОРОЗА
Сказка о том, как Баба Яга отправила Деда Мороза в Австралию и горько об этом пожалела... Читать >>
Еда и кухня Бизнес и экономика Бизнес и экономика
Чебуреки классические

Ингредиенты:
1. Для теста: 4 стакана муки, 300 мл воды, 2 ст. л. водки, 1 куриное яйцо, 2 ст. л. растительного масла, 0.5 ча... Читать >>

ФАЛЛОС В РЕКЛАМЕ - 10
В предыдущей статье я почему-то решил, что в этой стране кроме фаллоса после Августа 98-го ничего не осталось. Но я ошибался, не смотря на титаническ... Читать >>
СТЕРВЯТНИКИ ИЛИ КАК В АМЕРИКЕ УСТРОЕН РЫНОК ТРУДА
Одним ясным днем в Штатах я решил поменять работу. Как нормальный айтишник, я не стал покупать газет или стаптывать башмаки на бирже труда, я бросил ... Читать >>
Дети и воспитание Дети и воспитание Юмор и Развлечения
Говорят дети (Андрей, 5 лет), а родители записывают
Гуляли втроем, семейно. Остановились возле церкви. Муж: - Давай зайдем. Я: - Давай, свечки за упокой поставим… Ребенок: - Мама, зачем заходит... Читать >>
Говорят дети (Андрей, 4 года) и их родители
Муж, проходя мимо икеевской доски: - Смотри, малыш стал хорошо рисовать! И вообще, соображает уже. На доске - раскидистое дерево с крупными листьями... Читать >>
Говорят мужчины. Только успевай записывать
C утра торопились отвезти ребенка на плавание. - На столе банка, в холодильнике суп. Справишься организовать себе обед на работу? – спросила я... Читать >>
Обновления заметок
Елена  Смирягина
Елена Смирягина
Cборники заметок
Комментировать
Автору ДА 1212
Авторство и книги
ОМАРОВЫЕ СТРАСТИ
Увидев мою новую прическу, Антон впал в глубокую кому. Он сидел на диване и смотрел на меня молча, ни один мускул не дрогнул на его лице. Гришка бесн... Читать >>
Юмор и Развлечения
ОДНА ПОБЕДА НА ДВОИХ
Когда мои ровесники говорят – «во время войны...», или «это было еще до войны...», или «сразу после войны...&raqu... Читать >>
Обо всём
ДОБРОЕ УТРО 7.04.15: В ЗАЩИТУ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ
Утренний кофе сегодня совмещен с развозом детей. Кофе-маг, машина, аудио-книжка по дороге. В очередной раз пытаюсь дослушать биографию Булгакова напи... Читать >>
Обо всём
ДОБРЫЙ ДЕНЬ 23.09.14 ЕЩЕ ТРИ КНИГИ ИЗ ДЕСЯТИ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МОЙ МИР
Итак, продолжим список. Еще три книги, которые оказали влияние на формирование моего мира. 4. Вечера на хуторе близ Диканьки, Николай Гоголь. Гоголь... Читать >>
Обо всём
ДОБРОЕ УТРО 8.05.2017: МОСКВА И МОИ МОСКВИЧИ
Дверь открывается и навстречу мне бежит ребеночек примерно трех-четырех лет. Совершенно очаровательный, улыбчивый, мягонький, хорошенький, - просто ч... Читать >>